Собачья жизнь

kolliС красавицей колли по кличке Сэйра, девицей абсолютно голубых кровей, победительницей многих собачьих выставок и чемпионатов, случился мезальянс. И с кем? Ну ладно бы с каким-то представителем благородного семейства овчарок или на худой конец, с поджарым красавчиком доберманом из соседнего подъезда. Хотя понятно, что с ними такого просто не могло произойти.

Во-первых, этого бы не допустила хозяйка Сэйры, во-вторых, хозяева вышеупомянутых благородных псов, а в-третьих, в том и беда, что сама девица абсолютно не переносила и близко не подпускала к себе никаких мужицких особей собачьих пород, а особенно не любила именно себе подобных колли. Причём, чем благороднее и родовитее был жених, тем с большей скоростью он, покушенный и посрамлённый, улепётывал со всех лап от предполагаемой жёнушки и будущей матери своих несостоявшихся детишек.

Поэтому-то её хозяйка, Ирина Павловна, давно перестала надеяться получить от своей любимицы щеночков, во-первых, чтобы порадоваться, а во-вторых, неплохо было бы и заработать на благородстве и чистоте крови питомицы. Ведь и сама она отвалила за Сэйру немалые деньги, возила на выставки и усердно дрессировала, надеясь на некоторую отдачу в материальном эквиваленте.

Каково же было её удивление, когда у девицы вдруг резко поменялся характер, она стала раздражительной и боязливой, а в один из дней даже пребольно кусанула свою хозяйку, когда та попыталась отобрать любимый мячик. Ветеринар развеял сомнения: девица ждёт малышей! Будущей «бабушке» ничего не оставалось, как смириться, так как радоваться явно было нечему. Благородных принцев вокруг капризули во время последней течки не появлялось точно, да и случка стоила немалой суммы. Современные собачьи принцы просто так по улицам не разгуливают, а если и появляются на горизонте, то лишь по предварительному согласованию всех заинтересованных сторон. Значит, ожидались бастарды, а это ох как сильно влияло на репутацию девицы и на цену её будущих возможных малышей. Если же вспомнить правила, то не видать хозяйке щенков с родословной, какой бы принц не появится в дальнейшем.

Проведя некоторое расследование на собачьей площадке, Ирина Павловна вспомнила, что как раз в нужное время отирался поблизости ну совсем малыш, этакий криволапенький представитель породы такс. Понятно, что мелочь просто не заметили, не придали ему значения, а он, получается, как-то исхитрился уговорить недотрогу, да и не просто уговорил, а успешно сделал своё дело, не взирая на мелковатость и вообще даже странно, как ему это удалось-то?

Факт остаётся фактом, событие произошло, где-то на небесах зажглась звезда нашего героя. Пока что он ещё совсем крошка, всего пара-другая клеточек, но его собачья судьба уже кем-то определена и начертана, звёзды повернулись именно так, как нужно.

Что же хозяйка? Срочно сказавшись больной, она сняла дачу на окраине Юрмалы на всё лето и удалилась туда с провинившейся питомицей, чтобы не попадаться на глаза знакомым по собачьему бизнесу, надеясь скрыть позор. От щенков было решено избавиться сразу после появления, даже речь не шла том, чтобы кто-то из них жил на этом свете и позорил голубую кровь Сэйриных предков. Наконец, в один из погожих дней середины августа, на свет появились шесть щенков. Все они были явно меньше положенных для колли, поэтому роды прошли легко, без каких-либо осложнений.

Не успели звёзды порадоваться появлению новых жизней, как новорoждённых засунули в наволочку, добавили туда же булыжник потяжелее и опустили в приготовленное для этого ведро. Возможно, это и спасло нашего героя, он просто не успел вздохнуть кислород и расправить лёгкие. Подождав полчаса, хозяин Сэйры, Дмитрий Иванович, достал мешок из ведра с водой и выкинул в мусорное ведро, намереваясь чуть позже вынести его в контейнер.

Где-то наверху, в небесах снова произошло какое-то движение, и судьба нашего героя сделала ещё один крохотный шажочек. Оказавшись на воздухе, малыш вздохнул тот самый кислород, которого его хотели лишить, и которого так и не дождались его братишки и сестрёнки.

Ближе к вечеру, часа через три, хозяин наконец вспомнил о мусоре и, прихватив ведро, отправился на улицу. Там за столом соседние дачники уже поджидали его с костяшками домино. Oтказывать друзьям по отдыху было не принято, да и погода мягкого августовского вечера вполне располагала к общению. Думать об убиенных собачьих душах ему даже не приходило в голову, ведь не алиментные щенки, денег от них не получить, а хлопот много.

И вот, в тот момент, когда гостивший у соседа Дмитрия Ивановича дядя Володя удачно сбросил „пусто-пусто“, а перед остальными замелькала перспектива завершить партию «рыбой», из помойного ведра раздался слабый писк! Поначалу никто даже не понял, что писк издавался из ведра, да на него никто и не обратил внимание, но пакет с трупиками лежал сверху и как-то странно стал шевелиться. Плюс писк. Дождавшись «рыбы», мужики расслабились и снова услышали писк, да и мешок из наволочки снова как бы поменял положение. Это скорее удивило, чем насторожило собравшихся, которые с любопытством уставились на ведро. Дядя Володя развязал узел на наволочке, и в руку ему просто выпал маленький живой комочек!

Дядю Володю звали полностью Владимиром Ильичом, а все знакомые за глаза — Лениным, был он отставным подполковником. Заведовал хозяйством одной из воинских частей, дислоцировавшихся под Ригой. Мужиком был хозяйственным и толковым, к пенсии обзавёлся приличной одноэтажной кирпичной дачкой, городской трёшкой улучшенной планировки и вполне новыми на тот момент «Жигулями«. Жена его, тётя Таня, тётка была под стать мужу. В молодости поездила с благоверным по гарнизонам, умела создавать уют и вести хозяйство. Долгожданный дачный участок превратила просто в оазис для овощей, да и вся их дача была совершенным образцом порядка и надёжности. В одном лишь не повезло стареющим супругам — сын Борис вырос, также был уже не молод, но являлся законченным алкоголиком.

Супруги, впрочем, давно смирились с проблемами сына, любили его и заботились, хотя и обидно было, что вот на старости лет вместо радости имеют такую обузу. Возможно, поэтому и взял Ильич щеночка, чтобы было веселее, да и на даче собака не мешала, скорее, даже наоборот.
Дик рос, и превращался в удивительную собаку.

Вернее, это было как бы две собаки, волей какой-то генетической трансформации соединённой в одну. Впереди него была совершенно нормальная по размерaм голова колли, его мамаши. Сзади же шла явно такса, с коротенькими крепкими лапками, тело которой с невероятной лёгкостью тащило огромную для него голову. Туловище таксы, видимо для пропорции, было сильно укорочено, а заканчивалось огромным для такого существа, под стать голове, пушистым залихватски закрученным хвостом всё от той же колли.

И это собачье чудо всегда почему-то улыбалось! С его морды не сходила удивительно приятная и залихватская улыбка, а сам он тоже был очень добрым и милым пёсиком, с явными замашками своего папеньки. То есть, невероятным хулиганом, драчуном, задирой и бабником.
Если где-то в радиусе пяти километров появлялась течная сучка, а на дачах летом это бывало регулярно, Дик просто не мог сидеть в своём дворе. Как он умудрялся удрать, оставалось только удивляться. Ильич обтянул буквально весь забор дополнительной сеткой, вдоль сетки вкопал бордюры, но пёсик буквально просачивался через преграды и нёсся навстречу любви! Хорошо, что в нашем районе было всего три кооператива и там Дика знали. Приволакивали неудавшегося Ромео хозяину до следующей течки. Второго такого задиры не было. Если где-то начиналась собачья разборка, Дик был первым заводилой, а его прямо-таки лисий хвост, задорно завёрнутый колесом, весело мелькал между драчунами.

Задиристый характер сыграл с малышом злую шутку. Однажды Ильич гулял с Диком по кооперативу, шёл купаться. Навстречу ему попался один из соседей с овчаркой-кобелём, который с Диком имел не слишком лицеприятные отношения. Тут бы хозяевам сообразить и взять собак на поводок, а они что-то затормозили. Мгновение — и большая собака просто повела головой, прошла мимо. Дик лежал на земле, его кишки вывалились из вспоротого брюха и валялись на песке. Испуганный Ильич побежал домой, взял старое одеяло, завернул в него умирающего пёсика и поехал к ветеринару. Тот, понятное дело, ничего не мог уже сделать, лишь промыл кишки, запихнул их в брюхо как попало и зашил. Ильич привёз Дика домой умирать, а через две недели тот как ни в чём не бывало бегал, улыбался, как будто и не было той страшной раны, вываленных внутренностей и предсмертного визга.

Звёзды снова где-то там, высоко слегка покачали своими лучами и решили, что эта собака ещё не всё взяла от жизни.

Когда я познакомилась с Татьяной и Ильичом, Дику было лет 5. Люди не молодые, они решили продать дачу, положить деньги в банк и жить на проценты. Деньги, понятное дело, в банке пропали, процентов они не увидели, а Ильич вскоре умер. Татьяна ненадолго его пережила: её укусил клещ, и от энцефалита она скончалась через три дня. Дика забрал их сын, у которого весёлый пёс прожил ещё года два, но потом скоропостижно, выпив палёной водки, ушёл из жизни и Борис.

Как-то так повернули звёзды судьбу этой удивительной собаки, которая должна была умереть, и не раз, но пережила своих хозяев. Потом малыша забрала себе бывшая соседка Ильича и Татьяны, a я потеряла следы Дика, но его удивительную улыбку я вижу до сих пор и даже сейчас, кoгда я пишу о нём, странный пёсик как будто сидит рядом, подняв огромную голову и слегка помахивая огромным пушистым хвостом.

Автор фотографии m.bogataya2011

 

 

 

 

 

 

 

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Запись опубликована в рубрике Разности. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *


*